Экономические сплетни 31 Май 2020 FM-Finance

Почему падение экономики РФ будет хуже, чем «пессимистические» прогнозы МЭР

Минэкономразвития заявило о падении российской экономики на 12% за нерабочий апрель. В некоторых отраслях падение составило 37%. Это больше чем прежние прогнозы части пессимистов. Падение затронуло все сферы российской экономики. Сильнее всего это отразилось на предприятиях сферы услуг — на 37.9%, если считать в годовом выражении.

Падение экономики заставляет беречь экономить каждую копейку

Розничная торговля упала на 23.4%, при этом в наименьшей степени это ощутил продовольственный сегмент, который пострадал «всего» на 9.3%. Сокращение почти десятой части потребляемых россиянами продуктов говорит о:

  1. Постепенном исчезновении сбережений. Ранее представители власти заявляли о фактическом отсутствии накопленных средств у россиян. Два месяца пандемии почти уничтожили даже то, что было.

  2. Нарастании социального кризиса. Еда и лекарства относятся к тем категориям товаров, спрос на которые практически не претерпевает изменений даже в те периоды, когда периодически происходит общее падение уровня экономики. Снижение спроса в указанных секторах говорит об угрозе социального взрыва в скором времени.

Часть экономистов не так пессимистична. По их мнению, сокращение расходов на продукты может происходить за счет отказа от излишеств в пользу более дешевых, но менее полезных видов еды. Логика в этой мысли присутствует, но нынешнее падение экономики превзошло даже прогнозы многих пессимистов, поэтому вряд ли данная тенденция объясняется настолько безобидными факторами.

Почему официальные прогнозы правительства вызывают сомнения

Президент Владимир Путин в середине мая завершил нерабочие дни, и в данный момент Минэкономразвития строит прогнозы, исходя из этого. По оценкам экспертов, уровень ВВП должен снизиться по итогам года «всего» на 5%. Даже в этом базовом сценарии на исходный уровень российская экономика выйдет лишь через два года. Но прогноз МЭР, помимо всего прочего, не учитывает ряда других факторов:

  • Отмена общегосударственного режима самоизоляции при продолжении такового в ряде регионов. Далеко не во всех регионах и городах РФ работают предприятия.

  • Рост безработицы. Статистика сообщает о росте показателя в пределах нормы. Но многие экономисты подчеркивают, что эти цифры не учитывают граждан, отправленных в неоплачиваемый отпуск, не поставленных на учет, находящихся без работы слишком долго и т. п.

  • Опасность второй волны пандемии, о которой говорил лично Владимир Путин с зарубежными коллегами. Биологическое влияние кризиса ослабнет, но удар по и без того обессиленной экономике, скорее всего, только усилится.

Большинство экспертов не соглашается с прогнозом Минэкономразвития. Оценки разнятся лишь степенью несогласия.

Обманчивый оптимизм российских нефтяников

Делая свои прогнозы, Минэкономразвития стремится успокоить население тем, что базовые отрасли пострадали меньше всего, менее 7%. Формально это верно. На практике есть нюанс.

Добыча нефти не могла сильно сократиться, несмотря на озвученные ранее договоренности, по технологическим причинам. Консервация большинства прибыльных скважин затрудняет или делает невозможным добычу нефти после расконсервации. Другими словами, добывать нефть приходится не столько ради продажи, сколько ради того, чтобы остались ресурсы «на потом». Получается формально низкое снижение добычи и работы базовых предприятий при реальном росте издержек.

Экономисты предупреждают: не существует достаточного количества складов для хранения такого количества нефти. Поэтому выгоднее ее уничтожать практически сразу после добычи.

В сухом остатке

Минэкономразвития отчитывается о хороших показателях российской экономики на фоне коронавирусного кризиса. На практике за лукавыми цифрами, как это нередко бывает, скрывается совсем не радужная реальность. Падение экономики после пандемии только началось; при этом большая часть резервов уже направлена на борьбу с распространением COVID-19 и минимизацию ущерба в краткосрочной перспективе.